Бақайдгирӣ Ворид
Ворид ба сомона
tj
» » » » Востоковеды в погонах

Востоковеды в погонах

2-02-2016, 17:12
Хабарро хонданд: 593 нафар
Назарҳо: 0
Востоковеды в погонахСреди десятков исследователей, членов Русского Географического Общества, побывавших на территории Горного Бадахшана и Памира в конце XIX – начале XX веков, особо заметен вклад военнослужащих русской армии. Именно их наблюдения и заметки, сделанные во время боевых действий, рекогносцировок и служебных поездок дали первую информацию о географии и климате этой территории, этнографии и истории народов здесь проживающих.

Сам характер деятельности офицеров русской армии предполагал подробное страноведческое изучение любой территории, на которую распространялось внимание командования: они воспринимались либо как тыловая база армии, либо как потенциальный театр военных действий. И то и другое включало необходимость знания рельефа местности, путей сообщения, климата, экономики региона, этнографии населения (в том числе – особенностей его религиозной жизни и политической ориентации). Все эти сведения обобщались в специальных военно-политических обзорах, издаваемых либо штабом Туркестанского Военного округа в Ташкенте, либо Генеральным Штабом русской армии в Петербурге.

Особенно интенсивными такого рода исследования стали с организацией в 1897г. Туркестанского отдела Русского Географического Общества (ТОРГО). За весь период существования этой организации, ее членами были десятки офицеров, активно публиковавших свои сообщения об исследованиях как в ежегодных Известиях ТОРГО, так и отдельными книгами.

В числе последних представляют интерес работы страноведческого характера, включающие в себя, наряду с географическими и топографическими характеристиками местности, сведения по экономике, истории и этнографии описываемого региона. Прежде всего, к такого рода работам можно отнести военно-стратегический обзор территории Восточной Бухары, подготовленный группой офицеров во главе с Н.Н.Юденичем в 1897г. и содержащий обширную информацию по материальной культуре населения региона.

К тому же роду работ относится и военно-стратегический очерк по территории Восточной Бухары, подготовленный подполковником А.Е.Снесаревым по результатам рекогносцировки 1904г.

В работе дается подробная характеристика местности южнее Гиссарского хребта, состояние коммуникаций, переправ через реки, климат по сезонам года и прочие сведения, важные для передвижения и действий войск в случае вооруженного конфликта.

Большое место уделено характеристике населения Восточной Бухары. Характеризуя народонаселение территории, автор указывает, что подавляющее большинство его – таджики. Говоря о населении Восточной Бухары, А.Е.Снесарев указывает: «Таджики представляют собой оседлое население, а узбеки и каракиргизы (киргизы – В.Д.) находятся в поре оседания: в некоторых пунктах мы находим уже совершенно оседлые группы этих народностей, а в некоторых – почти еще совсем кочевые». Касаясь пропорции и ареалов проживания таджикского населения в регионе, автор указывает, что на территории Дарваза население сплошь таджикское, а на территории Бальджуанского и Кулябского бекств представители этого народа составляют две трети населения. Эти данные подтверждаются и этнографическими исследованиями, проведенными два десятилетия позднее, в период работы Комиссии по национально-территориальному размежеванию Средней Азии.

А.Е.Снесарев, касаясь вопросов языкознания населения региона, и характеризуя языки припамирских народов, справедливо отмечает общую распространенность таджикского (персидского) языка.

Несомненным вкладом А.Е.Снесарева в изучение этнографии населения Горного Бадахшана стала его научная статья «Религия и обычаи горцев Западного Памира». Здесь он подробно рассматривает особенности культа секты исмаилитов, взаимоотношения исмаилитского населения Горного Бадахшана с суннитским окружением Босточной Бухары и Афганистана, а также особенности материальной культуры шугнанцев, ваханцев, дарвазцев связанные с определенной географической изолированностью этой территории.

Говоря о работе проделанной А.Е.Снесаревым в области этнографии, нельзя не упомянуть в целом о большом вкладе русских военнослужащих в изучение географии, геологии а также истории и культуры таджикского народа. При этом данная оценка относима, прежде всего, к офицерам Памирского отряда, многие из которых являлись членами ТОРГО. Среди них, первую очередь, необходимо назвать штабс-капитана Б.Л.Громбчевского, совершившего в 1880-х годах ряд экспедиций на границах Памира и Гиндукуша. Так в 1889—1890гг. капитан Б.Л.Громбчевский организовал экспедицию за Гиндукуш в сопровождении 7-ми казаков и нескольких джигитов-проводников. Ввиду политических осложнений в Афганистане, ему не удалось проникнуть за Гиндукуш, в страну сияпушей (Кафиристан). Экспедиция посетила Дарваз, Рушан, Шугнан, Восточный Памир, Раскем, верховья р.Караташ-дарьи, Южную Кашгарию (Яркенд, Хотан и Полу), Сарыкол.

В 1891 г. Б.Л.Громбчевский принимал участие в поездке туркестанского генерал-губернатора, барона А.Б.Вревского, на Памир. Это мероприятие знаменовало собой начало перехода Памира под русский контроль.

В 1892 г. Б.Л. Громбчевский участвовал в Памирском походе полковника М.Е.Ионова.

Большой вклад в исследование Памира внес и полковник В.Н.Зайцев, первый начальник Памирского отряда на Восточном Памире. Им не только была организована пограничная охрана рубежей, но и проведены мероприятия для развития экономики Памира и горного Бадахшана, а также произведены первые посевы зерновых и огородных культур в целях акклиматизации.

Летом 1894 г. В.Н.Зайцевым выбрана новая база Памирского отряда – в киш. Чим (Хорог), на берегу Пянджа – нынешний административный центр Горно-Бадахшанской Автономной Области (ГБАО).

К той же категории страноведческих обзоров, как и «Восточная Бухара» А.Е.Снесарева, относится работа капитана А.Косиненко, подготовленная по результатам его экспедиции 1909г. Наряду с физико-географическим описанием местности, месторождений полезных ископаемых, флоры и фауны, путей сообщения, автором дана характеристика ареалов расселения таджикского и киргизского населения на Памире и в Горном Бадахшане, особенности материальной и духовной культуры исмаилитов, а также данные о проживании отдельных групп населения в различных регионах Восточной Бухары.

Большой интерес вызывают работы подполковника Отдельного корпуса пограничной стражи России (ОКПСР) Д.Н.Логофета, долгие годы прослужившего в Средней Азии и активно сотрудничавшего с РГО. В основном, его работы носят публицистический характер и содержат богатый материал по истории, этнографии, текущей политической обстановке на территории Закаспийской области (Туркменистан), южных районов Узбекистана и Таджикистана.

Д.Н.Логофету принадлежат обширные, хотя и недостаточно обобщенные этнографические наблюдения по территории Гиссарского, Кулябского, Кабадианского и Курган-Тюбинского бекств. В основном они носят характер путевых заметок. Отсутствие специального востоковедческого образования и незнание местных языков не дали возможность Д.Н.Логофету провести глубокие исследования исторического и этнографического характера и привели к ошибкам в этой области.

Значительный интерес представляют статистические сведения по расселению жителей на территории Восточной Бухары, а также о размере населенных пунктов. Д.Н. Логофет указывает, что «менее заселенными (в Бухарском эмирате – В.Д.) являются бекства Восточной Бухары, где первое место по численности занимают Каратегинское, Кулябское, Бальджуанское. Самыми же малозаселенными являются бекства Дарвазское, Курган-Тюбинское, Кабадианское».

Касаясь вопросов материальной культуры населения Восточной Бухары, Д.Н.Логофет останавливается на фортификационных сооружениях Гиссарского и Каратегинского бекств. Характеризуя цитадели Регара и Гиссара, он указывает, что они представляли собой укрепления из глинобитных стен со сторожевыми башнями из жженого кирпича. Кроме того, автор упоминает о дополнительных крепостных стенах, охватывающих часть Гиссара и о четырех глинобитных башнях, построенных в одну линию и прикрывающих город с востока.

У Д.Н.Логофета, как и большинства авторов конца XIX–нач. XXвв., описание архитектуры и строительной техники носит характер отдельных наблюдений - отмечается географическое положение селений, внешний вид построек, внутренняя планировка, применяемые строительные материалы. Так Д.Н.Логофет, ставший во время путешествия в 1907г. свидетелем катастрофического землетрясения в г. Каратаге, специально останавливается на вопросах сейсмоустойчивости здешних построек, указывая на бессистемность застройки населенных пунктов и недопустимую слабость деревянных конструкций зданий, что при значительных подземных толчках приводит к обрушениям глинобитных крыш и огромным жертвам. В то же время, он специально указывает на большую сейсмоустойчивость конструкций жилых построек в Каратегине: «За исключением последних (киргизов – В.Д.), пользующихся войлочными юртами, все население бекства живет в глинобитных саклях особой постройки: с толстыми до 2-х аршин стенами, низкими и устойчивыми, могущими противостоять снегам и землетрясениям».

Говоря о результатах изучения этнографии таджикского народа ТОРГО в период 1897-1917гг. нужно отметить, что этот период была издана лишь одна работа, претендующая на фундаментальное освещение данного вопроса. Ее автором был А.П.Шишов – старший врач 1-го Туркестанского стрелкового батальона, за долгие годы службы в Средней Азии увлекшийся изучением этнографии таджикского и узбекского населения. Необходимо подчеркнуть, что названный труд был задуман в качестве большой обобщающей монографии по этнографии и антропологии таджикского народа. В написании его первой части (этнографической) автором были использованы как материалы собственных наблюдений, так и многочисленные материалы по теме, русских и зарубежных (в основном английских) исследователей о таджиках Афганистана, Персии и Кашгарии.

К большому сожалению, труд А.П.Шишова не был завершен в его антропологической части. Судьба собранных для него материалов, представляющих огромный интерес для современной науки, неизвестна.

Среди офицеров русской армии и погранвойск, являвшихся членами РГО или ТОРГО особо выделяется И.Д.Ягелло, активно работавший в области этнографии и языкознания шугнанских и ваханских таджиков период 1914-1917гг., будучи начальником Памирского отряда; а также капитан Н.Туманович, работавший в области этнографии и языкознания шугнанцев.

Вклад русских военных конца XIX - начала XX в исследование Таджикистана велик и многообразен, но, к сожалению, до настоящего времени недостаточно изучен нашими современниками.
©Виктор Дубовицкий, доктор исторических наук, Душанбе
Мақоми мавод:
  
Чоп
Хонандаи азиз, ба сомона Шумо ҳамчун истифодабарандаи қайднагардида ворид гардидед. Аз ин рӯ, барои пайдо намудани имкониятҳои бештари сомона ба Шумо тавсия медиҳем, ки худро ба қайд гиред ва ё бо номи қайдшудаи худ вориди сомона гардед.
Назари худро гузоред
Номи Шумо: *
E-mail: *
Матни назар:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Рамз: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
Агар рамз ноаён бошад, он гоҳ пахш намоед
Рамзро ворид кунед: